Ручные большие синицы

Зеленоград — это один из городов-спутников Москвы, где при строительстве микрорайонов деревья не вырубали, а огораживали от повреждений. Сами микрорайоны разделены лесопарками, в которых обитает большое число различных видов птиц.
Около домов, на деревьях можно встретить мухоловок, зябликов, поползней, пищух, дроздов, дятлов, снегирей и др. птиц, которые в поисках корма перелетают из одного лесного массива в другой.

Прошлая зима было снежной, и мы повесили у окна и на дереве, растущем перед лоджией, несколько различных кормушек для птиц. На кормушках бойко кипела жизнь, а мы снимали и получали огромное удовольствие от наблюдения за ними.
С наступлением весны кормушку пришлось снять, так как начался капремонт дома, строители устанавливали леса и птиц не было видно.

Однажды, это было 12 мая 2010 г., я стоял на лоджии и увидел синицу, севшую в двух метрах от меня. Аппарат лежал рядом, и я осторожно его взял, а сам протянул руку в сторону синицы. И случилось чудо — синичка села на руку и сидела, изредка поглядывая мне в глаза. Я сделал несколько кадров, а она, пискнув, слетела на ветку.

Лето выдалось сухим и жарким, и мы выставляли воду и корм прямо на строительные леса. Синицы с удовольствием пили и брали корм, их число заметно увеличилось.

Потом рабочие натянули сетку, отгородив леса от улицы, но синицы продолжали прилетать, находя прорехи в сетке.

5 июня забыть просто невозможно, так же как и поверить в то, что произошло.

Утром я пошёл в магазин и рядом с собой услышал писк синицы. Она сидела в нескольких метрах и попискивала, глядя прямо на меня. Я протянул руку, а когда поравнялся с ней, она перелетела на несколько метров вперёд и села на другой куст, всё так же попискивая. При последующем сближении она снова перелетела, только правее, но я пошёл дальше, не придавая этому значения.
Возвращаясь обратно, на кусте у дома я увидел зарянку и решил пойти поснимать. Я вышел на улицу, как вдруг передо мной снова появилась синица, и всё повторилось.

У меня мелькнула мысль, уж не зовёт ли она меня и решил пойти за ней. Так, перелетая с ветки на ветку, синица привела меня к густым кустам. Подняв глаза, я увидел слётков, которых синица кормила. Я опешил. Начал осторожно вынимать аппарат, готовить его к съёмке, моля Бога, дать мне возможность сделать пару кадров.

Родители улетели, а малыши отодвинулись в тень. Они совершенно не шевелились, внимательно следя за мной своими бусинками глаз. Я сделал несколько кадров, а потом прилетели родители и начали при мне кормить их в глубине кустов, где снимать было уже невозможно.
Под большим впечатлением от такой удачи я вернулся домой.

Слётков я долго не видел, только слышал в кустах их писк, но снимать больше не получалось. Только взрослые синицы изредка прилетали попить воды.

Недели через две, сквозь сетку, я увидел слётков на нижних ветвях берёзы. Они попискивали, растопырив крылышки, а родители только успевали их кормить. Для того чтобы можно было снимать, я расширил отверстие в сетке в надежде увидеть всю семью напротив лоджии. Большие синицы сразу оценили мои старания и стали прилетать через это отверстие.

Через несколько дней я увидел синиц, кормящих птенцов прямо напротив лоджии.

24 июня, подойдя к окну, я увидел родителей, пьющих воду, и двух малышей, сидящих на краю лесов. Присмотревшись, я увидел в ветвях берёзы ещё нескольких птенцов, которые сидели очень тихо. С этого дня началось освоение птенцами территории на лесах около лоджии.

Птенцы оказались не из трусливого десятка и наше присутствие на лоджии им совершенно не мешало. Они внимательно следили за тем, как им меняли воду или подсыпали корм, и тут же подлетали и начинали клевать, причём они предпочитали брать семечки только из воды, с разбухшей кожурой. Увидев как родители расклёвывали семечки, птенцы подлетали к ним и начинали попискивать, тряся крылышками. За всем этим было очень интересно наблюдать.

30 июня, когда жена собралась поснимать птиц на ветках, один из малышей подлетел к ней, сел на трубу и стал внимательно смотреть в глаза. Она протянула ему очищенную семечку, и он, совершенно не опасаясь, стал по кусочкам отламывать и есть прямо из рук. Постепенно все птенцы научились есть из рук, но только трое брали семечки из пальцев, а остальные только с ладони.

Рабочие заканчивали ремонт, снимали леса, а поскольку рам на лоджии ещё не было, птицы переместились на лоджию. Там они кормились, купались, устраивали свои разборки. Они настолько освоились, что совершенно нас не боялись.

Интересно было наблюдать, как они, подражая взрослым, что-то склёвывали на берёзе, пытались схватить мух, пролетающих мимо или сидящих на рамах.

Лето было жарким и они почти не покидали лоджию, пили, купались и ели, все уголки лоджии были ими обследованы. Стоило кому-либо появиться на лоджии, как они слетали со своего любимого места — верёвок и садились на перила, на руки или аппарат и внимательно смотрели в глаза.

Однажды мы обратили внимание на то, что появился новый выводок, и птенцы летали уже большой стайкой. Их было около полутора десятков. Постепенно и они стали садиться на лоджию, легко шли на руку и ели из руки.

Стоило выйти на лоджию, как синицы рассаживались на ветвях напротив и внимательно следили за нами. Стоило протянуть руку, как на ладонь садились несколько птиц и начинали «выяснять» отношения. Были случаи, когда они залетали в комнату и зависали над головой, привлекая к себе внимание. Затем, вылетев, садились на перила и ждали, когда мы выйдем и будем их кормить.
Кормление продолжается и сейчас. Некоторые птички подлетают к открытому окну, когда там есть кто-либо из нас, и садятся напротив. Если делаешь вид, что не видишь их, то они либо попискиванием, либо пролётом мимо лица дают о себе знать. Когда даёшь им из руки очищенные семечки, они успокаиваются и начинают есть из кормушки.


Владимир Константинов

© фотографии Владимира Константинова