Клёст-еловик (Loxia curvirostra)

 Клёст-еловик (Loxia curvirostra). Динамика лесной зимующей популяции по данным программы PARUS
Википедия   Фотогалерея Динамика численности в Европе (PECMBS)    Ареал в Атласе птиц Европы

В Европейской России гнездовой ареал клеста-еловика охватывает всю лесную зону и северные участки лесостепи. Отдельный участок обитания приурочен к лесам Северного Кавказа. Многолетняя средняя плотности населения вида наиболее высока в центральном секторе северной и средней тайги, а также в южнотаежных и подтаежных лесах Предуралья и Урала. Немного ниже показатели на западе северной и среднетаежной подзоны, в центральном секторе южной тайги и подтаежных лесов.

На протяжении всего года клесты-еловики связаны с хвойными и смешанными лесами с участием ели. На обширных территориях северной тайги, в северной и восточной части средней тайги семена ели служат основным кормом круглогодично. На местах урожаев еловики собираются в середине лета, начиная извлекать семена из еще не созревших шишек, и держатся до июня следующего года. Холодная сырая погода весной и в первой половине лета препятствует раскрытию шишек и высыпанию семян; кроме того, значительное число шишек за зиму оказывается сброшенным на землю, и клесты летом используют этот запас. В южной половине лесной зоны семена ели высыпаются из шишек раньше и полнее, их доступность и период обитания еловиков здесь сокращается.

Весной и летом, когда в сухую теплую погоду раскрываются сосновые шишки и становятся доступными семена сосны, еловики могут концентрироваться в сосняках. Континентальный климат с сухой солнечной погодой, видимо, способствует обитанию еловиков на юге Урала, где нет ельников. Здесь они держатся в лесах из сосны и лиственницы. Во время кочевок могут встречаться в различных биотопах, где есть древесная растительность, в том числе в поселках и городах; кормятся семенами, раскрывающимися почками, молодой зеленью, галлами на различных деревьях. Зимой в таежной зоне часто посещают населенные пункты, где добывают минеральную подкормку и гастролиты на строениях, у дорог.

Численность клестов на отдельных территориях очень сильно меняется год от года. В учетах их нигде не встречали ежегодно. На модельных территориях в таежной зоне клестов регистрировали 5–8 учетных сезонов из 10, но многочисленны они были лишь 2–3 сезона, когда обильно плодоносила ель. По данным программы «Parus», в «клестовые» годы плотность населения в еловых и смешанных лесах северной и средней тайги в Карелии и Архангельской обл., в средней тайге Коми, в южнотаежных лесах Урала варьировала от 20–40 до 80–120 ос./км2. Рекордную плотность — более 300 особей на 1 ос./км2 — зарегистрировали в Пинежском заповеднике (северная тайга Архангельской обл.). В южной тайге Тверской и Костромской обл. максимальные показатели составили 50–80 ос./км2.

В зоне смешанных лесов, в районах, где значительную площадь занимают леса с участием ели, клестов зимой отмечали с той же частотой, что и в тайге. Так, в некоторых районах Подмосковья, в республике Марий Эл (заповедник «Большая Кокшага») 2–3 года за десятилетие бывают «клестовыми», когда средняя плотность населения вида в хвойных и смешанных лесах доходит до 20–50, а изредка и 100 ос./км2. На большей части зоны смешанных лесов и южнее клестов встречали 2–3 сезона из 10, и они никогда не были многочисленны. В южной части Урала, где нет еловых лесов, но в древостое обычна лиственница, еловиков отмечали в учетах почти ежегодно. Годы с высоким обилием (более 10 ос./км2) могли повторяться 3–4 раза за десятилетие (Башкирский заповедник), но в некоторых районах не отмечены ни разу (Ильменский заповедник).

Общая численность клестов и ее географическое распределение на территории Европейской России также очень сильно менялись по годам. За 34 сезона работы программы зимних учетов — с 1987 по 2020 г. — отметили 16 «клестовых» лет. Ещё 8 лет клесты были многочисленны на половине из обследованных модельных территорий в пределах области регулярных зимовок вида, в остальные годы — на 30–40% таких территорий. Другие 14 сезонов высокие показатели обилия клестов отметили всего на 1–2 из 10 модельных территорий, а 4 сезона вообще были «пустыми» — обилие нигде не доходило до 10 ос./км2. Обычно высокая численность охватывала какую-то одну часть лесной зоны; реже регистрировали два «очага», между которыми показатели обилия были низки.

Из-за значительных колебаний оценить направление изменений численности непросто. Зимняя численность, рассчитанная по данным программы мониторинга «Parus», в 2010-2020 гг. составила в среднем по годам 5,8 млн. ос., в предыдущие 2 десятилетия – 8,5–13 млн. ос. В разные годы оценки зимней численности для отдельных модельных участков могли колебаться более чем в 100 раз, и её общий тренд неопределённый. Другие способы расчета, в том числе сравнение современных данных с показателями, полученными в 1970–1980-е гг., позволяют предположить, что численность еловиков несколько снизилась.


Приглашаем всех, кому интересны птицы, принять участие в зимних учётах! Координатор программы «Parus» — Преображенская Екатерина Сергеевна (voop21@rambler.ru).

 


Составители: Е.С. Преображенская, А.А. Морковин

Список основных модельных территорий и участников проекта

Ссылки при цитировании материалов:

  • Preobrazhenskaya E., Morkovin A., 2020. PARUS program: wintering land bird monitoring in European Russia. — Bird Census News. V. 33. P. 3–13.
  • Е.С. Преображенская, А.А. Морковин, 2022. Программа мониторинга зимующих птиц «PARUS» [электронный ресурс]. http://birdsmoscow.net.ru/parus-monitoring
  • Е.С. Преображенская, 2022. Программа зимних учетов птиц России [электронный ресурс]. http://ecosystema.ru/voop/parus/results.htm

При использовании в Интернете обязательно наличие активной ссылки на данную web-страницу.