Царицынские чомги

Чомга — одна из самых осторожных водоплавающих птиц. Чуткая и пугливая, она не даёт приблизиться к себе даже на лодке, не то что подойти с берега.

 Всё это верно, если она живёт не в Москве. Здесь она, привыкнув к присутствию человека, успешно занимает водоём за водоёмом — число выводков в городе неуклонно растёт. И насколько сильно привыкла к людям чомга, легко можно было проверить летом 2018 г. на Среднем Царицынском пруду. В отличие от соседнего Нижнего Царицынского пруда — занятого, кстати, чомгами под завязку — это местечко лишено особенно густых зарослей прибрежной растительности, здесь шумно и людно. Люди на лодках, на дорожках, прилегающих к водоёму чуть ли не вплотную — сплошное беспокойство, как тут загнездиться?

 Одна пара чомг, видимо, из-за нехватки места на соседнем пруду, а может — кто знает! — из азарта, посовещавшись весной, решила устроить гнездо именно в этом неудобном месте.

Фото 1. Пара чомг на Среднем Царицынском пруду, май 2018 г. Очевидно, советуются.

Фото 2. Решение принято.

В итоге, чомги построили гнездо в 3 м от оживлённого берега!

Фото 3. Гнездо чомг, июнь 2018 г.

Фото 4. Чомга на гнезде.

Любопытные люди с фотоаппаратами (в том числе и ваш покорный слуга) на берегу птицу не смущали нисколько. А вот молодой селезень кряквы, подплывший слишком близко к гнезду, чомге не понравился. Приняв угрожающую позу, она дала понять селезню, что не стоит лезть не в своё дело.

Фото 5. «Плавают тут всякие!»

Когда селезень уплыл, чомга успокоилась. По сторонам она озиралась без какой-либо тревоги.

Фото 6. Чомга продолжает сидеть на гнезде.

Впрочем, терпению птицы пришёл конец, когда двое людей подошли к самой кромке воды. Тогда чомга сошла с гнезда. Тем самым она дала возможность рассмотреть кладку. В кладке было 4 яйца. Судя по грязно-зелёному цвету скорлупы (только что отложенные яйца белые, затем они темнеют из-за гниющей растительности в гнезде), до вылупления птенцов оставалось где-то около недели.

Фото 7. Кладка чомги.

Оставаясь поблизости, она стала распушать «бакенбарды», шипеть, раскрывая клюв, — в общем, всячески старалась отпугнуть людей.

 

Фото 8. Чомга защищает гнездо.

Когда люди ушли, чомга вернулась к гнезду.

Пока чомга залезала в гнездо и усаживалась на яйца, можно было рассмотреть её необычные по форме лапы — в отличие от многих других водоплавающих птиц, они снабжены не перепонками, а лопастями. А ещё снабжены настоящими ногтями — суть плоскими когтями.

Фото 9. Чомга возвращается к кладке.

Фото 10. Чомга возвращается в гнездо.

Фото 11. После всего этого она продолжила насиживать кладку как ни в чём не бывало.

Фото 12. Чомга взирает на окружающую действительность со своей колокольни…то есть со своего гнезда.

В июле у пары вывелось три птенца. Один из них с явным удовольствием ездил на родительской спине.

Фото 13. Чомга с птенцами.

Пока одна чомга (кто из них мама, а кто папа, сказать трудно даже специалисту) была с птенцами, другая ныряла за рыбой. Когда вторая чомга вернулась с рыбалки, один из птенцов бросился к ней.

Фото 14. Птенцу принесли корм.

Если в выводке больше двух птенцов, чомги нередко разделяют обязанности, и об одной части выводка заботится одна птица, о другой — вторая.

Фото 15. Покормив любимчика, чомга возобновила рыбалку, оставив птенцов с партнёром.

Фото 16. Чомга присматривает за выводком.

Фото 17. Чомга присматривает за выводком.

Тот птенец, которого кормила вторая чомга, не претендовал на спину этой птицы. А другой решил всё-таки родительскую спину покорить.

Фото 18. Птенец забирается на спину родителя.

Долго скучать в воде оставшемуся птенцу не пришлось — вернулся любимый рыбак!

 

Фото 19. Воссоединение семьи чомг.

Фото 20. Затем чомги поменялись ролями — та, что возила птенцов, ушла рыбачить, а  родитель-добытчик остался присматривать за выводком. Это произошло уже дальше от берега — до этого чомги держались где-то в пределах пяти-десяти метров от него. 

В августе, когда я снова навестила Средний Царицынский пруд, я встретила там не только уже полюбившуюся пару отважных чомг с птенцами. Были там и молодые птицы с Нижнего Царицынского пруда. Они были немного старше — уже были видны перьевые «ушки» и намёки на «бакенбарды».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Фото 21-22. Гости с соседнего пруда.

 Три птенца помладше, впрочем, тоже строили из себя взрослых. Они сами плавали у берега, чистили перья и ловили рыбу довольно далеко от родителей. И друг от друга, потому сфотографировать их всех вместе не удалось.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото 23. Молодые чомги у берега.

 Но иногда повзрослевшие птицы вновь превращались в пушистых птенчиков, выклянчивая корм у родителей.

 Фото 24. Птенец выпрашивает корм у взрослой птицы.

 К осени молодые чомги должны стать уже совершенно самостоятельными. Поскольку они уже не в первом поколении — москвичи, вряд ли они станут утруждать себя перелётом на зимовку. Наверняка их можно будет увидеть на незамерзающих участках Царицынских прудов. Хватило бы там только рыбы.